Нужен ли рязанцам пулемет?

30.01.2015 Описание

Наш город всегда славился оборонными предприятиями. В годы развитого социализма большинство жителей областного центра были уверены: если посчастливилось работать на заводе «Красное Знамя», приборном, конденсаторном, большинство проблем бытового характера решались автоматически.

И вряд ли кто тогда мог представить, что отлаженная машина советского оборонного комплекса даст сбой. Да что уж там, по сути – развалится к концу девяностых.

Но анализ причин и последствий этого прискорбного явления не входит в нашу сегодняшнюю задачу. А вот о будущем поговорить хотелось бы...

На днях, озвучивая основные положения антикризисной программы, высшее российское руководство особо подчеркивало, что лишь две статьи государственного бюджета не будут сокращаться ни при каких условиях – оборонка и сельское хозяйство. Оно и понятно. В реалиях сегодняшнего дня нам жизненно необходима хорошо вооруженная армия.

И потому есть основания верить, что наши легендарные оборонные предприятия без работы не останутся. Более того, масштабы финансовых вложений в разработку и производство новейших видов вооружений наверняка значительно увеличатся.

Но так ли уж очевидны причины для радости? Чтобы ответить на этот довольно сложный вопрос, мы решили обратиться к историческому опыту. Сегодняшний гость рубрики «Параллели» – профессор кафедры истории России РГУ им. С.А. Есенина доктор исторических наук Игорь Гребенкин.

Мистика Первой мировой

– Прежде всего хочу предостеречь вас от буквальных сопоставлений, – предупреждает Игорь Николаевич. – Прямые аналогии всегда грешат тенденциозностью. И тем не менее именно сегодня интересно взглянуть на происходящее с учетом тех событий, которые имели место в России на рубеже XIX-XX веков.

Военные противостояния случались и прежде. Но следует учитывать, что к концу XIX века изменился сам взгляд на военные действия как таковые. До этого рубежа человечество воевало практически постоянно. Почти все европейские государства, включая Россию, имели профессиональные армии, формировавшиеся по сословным принципам. Однако с появлением оружия массового поражения ситуация в корне изменилась.

– То есть, гонка вооружений началась еще с конца XIX века?

– Принято считать, что новая эра в вооружении началась с изобретения пулемета. А это 1883 год. Впервые «максим» применили еще в Англо-бурской войне.

– Правильно было бы сказать, что бурное развитие военной индустрии в конечном итоге спровоцировало Первую мировую войну?

– Трудно ответить... До сих пор историки не могут однозначно назвать «главного виновника». Очевидно, что все участники будущей мировой войны неоднократно заявляли, что начала военных действий допустить нельзя. И, думаю, в основном были искренни в своих заявлениях. Более того, все видели, что мир неотвратимо катится к катастрофе. И ничего не могли поделать. Будто бы судьбами народов руководила некая мистическая сила...

Война без победителей

Ненадолго прервем нашу интересную беседу. Игорь Николаевич – серьезный ученый, и его осторожность в проведении каких-либо параллелей понятна. Но мы-то дилетанты. И, согласитесь, сложно удержаться от восклицания: «Как же всё похоже!» Как тут не вспомнить размышления Кутузова в романе «Война и мир» о том, что в определенных обстоятельствах судьбами армий и государств руководит не воля правительств и полководцев, а некая высшая сила...

– Игорь Николаевич, можно ли сказать, что наступает момент, когда некая критическая масса экономических интересов и накопленных вооружений переходит черту, за которой война неотвратима?

– Думаю, если говорить о ХХ столетии, такая точка зрения вполне допустима. Война превращается в машину, в конвейер, где одна отдельно взятая личность ничего не значит. Вспомните романы Ремарка, где герои сталкиваются со страшной обыденностью убийства как такового. Человечество впервые оказывается в ситуации, когда военные действия можно вести без прямых столкновений. Судьбу кампаний решают не армии и таланты полководцев, а экономический потенциал воюющих держав.

– То есть, марксистская точка зрения была, как всегда, «единственно верной»?

– Напрасно иронизируете. Сегодня многие ученые, как на Западе, так и у нас, считают, что именно империалистическим характером мировых войн можно объяснить многие процессы истории прошлого столетия. Больше того, есть точка зрения, что Первая мировая война не закончилась с подписанием Версальского договора. И двадцать лет – до 1 сентября 1940 года – лишь были мирной передышкой. Окончательный раздел сфер влияния завершился и был оформлен только на Потсдамской конференции.

– Наверное, это слишком смелое допущение, но так и хочется предположить, что примерно та же ситуация происходит и сегодня?

– Не думаю... После Второй мировой мир значительно изменился. Выросли три мирных поколения. Человечество заключило важнейший документ – Хельсинкское соглашение, окончательно закрепившее итоги мировых войн. За это время бывали различные ситуации в международных отношениях. В том числе и критические, когда казалось, что ничего не может спасти нас от самоуничтожения. И всё же удавалось найти мирные пути решения проблем. Возможно, потому, что все понимают: в новой войне не будет победителей и побежденных...

Послесловие

Как сообщили «Вечерке» читатели, 16 января во многих школах Рязани было проведено тестирование среди старшеклассников, не иначе как с целью выявить уровень патриотизма. В частности, на вопрос «Что вы будете делать, если завтра война?» предлагались три варианта ответа: «Пойду защищать Родину», «Уеду из страны» и «Не пойду воевать».

Согласитесь, и для взрослого человека непросто честно ответить на этот вопрос. Особенно, когда он сформулирован в лучших традициях сталинской пропаганды.

Автор: Михаил Колкер
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции