Смертельное танго

16.01.2015 Описание

Возможно, в недалеком будущем цифровые технологии достигнут такого уровня, что, открыв газету, можно будет не только прочитать печатный текст, но увидеть и услышать «живую» картинку происходящих событий. Сразу же. Без применения каких-либо вспомогательных устройств или, как принято сегодня говорить, гаджетов. Однако пока печатное издание не дает такой возможности. А жаль...

Читаю информационное сообщение: «В Рязани скончался последний узник концлагеря Собибор Алексей Вайцен». Совсем короткая биографическая справка. Для того, чтобы читатель понимал, о ком идет речь.

Алексей Вайцен родом из Польши. Во время Великой Отечественной войны он попал в плен. Был отправлен в лагерь Собибор. В 1943 бежал. Воевал. Был награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды. После войны остался на воинской службе. В 1962 году переведен в Рязань. После демобилизации работал в «Рязаньэнерго». Неоднократно давал свидетельские показания как узник фашистского концлагеря. В 2011 году был одним из немногих оставшихся в живых узников Собибора, которые опознали надзирателя Ивана Деменюка.

Толерантность или аберрация?

Читаю информационное сообщение. И без всяких гаджетов в голове начинает звучать голос. Мужской тенор, почти дискант. «Ми всі добре пам'ятаємо радянську агресію як в Україну, так, в тому числі, у Німеччину». Это Арсений Яценюк. Для тех, кто не понимает украинский язык, перевожу дословно: «Мы все хорошо помним советскую агрессию, как в Украине, так, в том числе, и в Германии». Этот бред действующий премьер-министр европейского государства Украина с полной серьезностью произнес с высокой трибуны в Германии. Тоже совсем недавно. Буквально неделю назад. В зале были представители европейских СМИ, государственные мужи и дамы. Реакции практически никакой. Потом-то была масса комментариев... Но именно в тот момент – дипломатическое молчание и даже аплодисменты в конце. Знаменитая европейская толерантность? Или же что-то другое? Аберрация памяти, например.

И снова фоном возникает видеосопровождение. Изможденные лица, потертая одежда, музыкальные инструменты в руках. Музыканты выстроены в круг. В центре дирижер. А за спинами оркестра – люди в эсэсовской форме. И звучит мелодия, от которой по телу пробегает невольная дрожь. 1943 год. Город Львов. Концлагерь Яновский. Танго смерти.

Двадцать два тома смерти

– В начале шестидесятых годов я работал сотрудником военной прокуратуры во Львове, – вспоминает ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке, бывший разведчик Виталий Толстов. – В это время там проходил процесс по делу группы изменников Родины, принимавших активное участие в массовом уничтожении узников фашистских концлагерей. Шесть обвиняемых. Собибор, Белжец, Яновский. Газовые камеры, пытки, расстрелы. Двадцать два тома уголовного дела. На этом судебном процессе люди впервые услышали о «танго смерти» концлагеря Яновский.

Пытки и расстрелы в этом концлагере всегда проходили под живую музыку. Оркестр состоял из заключенных. В числе оркестрантов – профессор Львовской государственной консерватории Штрикс, дирижер оперы Мунт и другие известные музыканты. Стоя сомкнутым кругом, они каждый день по несколько часов играли одну и ту же мелодию – «танго смерти». Кто его написал – до сих пор неизвестно. Скорее всего, кто-то из заключенных музыкантов. За два года в Яновском погибли более 200 тысяч русских, украинцев, евреев, итальянцев, французов.

По заветам доктора Геббельса

Думаю, здесь необходимо небольшое отступление. Почему мы решили, что эта статья необходима именно сейчас? Всё просто: сегодня в каких-то семистах километрах от Рязани происходит что-то совершенно непонятное. На Украине – гражданская война. Там выходят на марши с фашистской свастикой и портретами Степана Бендеры. А участников эсэсовской дивизии «Галичина» объявляют национальными героями. «Ми всі добре пам'ятаємо радянську агресію як в Україну, так, в тому числі, у Німеччину». На кого рассчитан этот очевидный бред? На тех, кто забыл о Собиборе, Яновском, Дахау, Освенциме. Или очень хочет забыть. На тех, кто считает, что вспоминать страшные страницы человеческой истории сегодня уже не нужно: мол, зачем ворошить ужасное прошлое...

Но Арсений Яценюк не так глуп, чтобы на весь мир говорить заведомую чушь. На самом деле этот ораторский прием был очень любим доктором Геббельсом. «Ложь должна быть откровенно фантастической и неприкрытой. Только тогда она проникает в подсознание. И пусть потом меня опровергают. От этого сказанное еще крепче зафиксируется в головах и душах».

Музыка и пулемет

– Один из обвиняемых (по-моему, Беляков) рассказывал, как проходили расстрелы, – продолжает Виталий Толстов. – Он говорил, как вместе с немецкими офицерами и вахманнами (охранниками концлагерей. – Ред.) расстреливал группу заключенных. В основном – французов и итальянцев. Играл оркестр. Музыка и пулеметные очереди. Одну партию они «отрабатывали», выводили следующую... И так с утра до позднего вечера. Музыка и пулемет.

Лагерный оркестр прекратил свое существование накануне освобождения Львова советскими войсками. В этот день 40 музыкантов, как всегда, построили в круг. Раздалась команда «Музик!» – и дирижер Мунт, как обычно, взмахнул рукой. И тут же выстрел. Звуки танго продолжали звучать над бараками. По приказу коменданта каждый оркестрант выходил в центр круга, раздевался догола, после этого раздавался выстрел, и инструмент замолкал навсегда.

– Вы просто обязаны рассказать об этом, – убеждает меня Виталий Толстов. – То, что происходило на Украине во время немецкой оккупации, должно навсегда остаться в памяти людей. Тогда они будут понимать: возрождению фашизма нет и не может быть никаких оправданий. Я участник войны, первый из династии военнослужащих. Фашизм необходимо уничтожать в любых его проявлениях. Всегда и везде!

Этой осенью Виталий Сергеевич отдыхал в Солотче. В санаторий «Сосновый бор» с концертом приехала струнная группа Рязанского симфонического оркестра.

– Они здорово играли, – вспоминает Толстов. – И сидя в зале, я вспомнил про танго смерти. После концерта пошел за кулисы и рассказал музыкантам эту историю. Конечно, реакция была очень эмоциональной. Да и как может быть иначе?

Рязанские музыканты нашли танго смерти. Музыкальный материал сохранился. И сегодня готовится целая программа, посвященная Великой Отечественной войне. В нее обязательно войдет и эта музыка...

Возможно, в недалеком будущем цифровые технологии достигнут такого уровня, что, открыв газету, можно будет не только прочитать печатный текст, но увидеть и услышать «живую» картинку происходящих событий. Сразу же. Без применения каких-либо вспомогательных устройств или, как принято сегодня говорить, гаджетов. Однако пока печатное издание не дает такой возможности. Правда, существует еще человеческая память, которая должна быть надежнее любых гаджетов.

Автор: Михаил Колкер
Теги: Общество
Вернуться к списку
Задать вопрос редакции