Придушили память

13.02.2015 Описание

Пронская средняя школа сегодня – это типовое, ничем не примечательное здание 1989 года постройки. И его история к нашему сегодняшнему рассказу, собственно, не имеет никакого отношения...

Наш рассказ пойдет о двухэтажном строении в самом центре уездного города, в наши дни по стечению обстоятельств очутившемся на его окраине. И о гремевшей на всю округу самодеятельной оперной труппе пронской женской гимназии, от здания которой нынче не осталось и следа...

Для дворян и для крестьян

Советская пропаганда активно насаждала миф, дескать, в дореволюционные времена в сельских школах учителя по-черному пили, воспитанников почем зря секли розгами, а детям рабочих и крестьян доступа к знаниям так и вовсе не было, потому-то в деревнях и селах царила повальная безграмотность...

Вот и заметка в газете «Пронский рабочий», вышедшая в свет к 50-летию советской власти, утверждала, что «в уездное училище принимали только детей помещиков, купцов и городских служащих».

Впрочем, главный хранитель фонда Пронского краеведческого музея Наталья Богатырева охотно демонстрирует мне другое свидетельство, датированное серединой XIX столетия. Из справки, информирующей об училище, следует, что «пансион открыт, как дело благодетельное во всех отношениях, не только для детей малоимущих дворян, но и для каждого сословия, находящегося в уезде». В 1836 году в пятиклассное мужское училище, построенное на средства дворянина Ивана Барыкова, поступили 42 ученика, среди которых было 15 купеческих детей, 10 детей мещан, 4 – крестьян, 3 – обер-офицеров, 2 – приказнослужителей, 2 – священников, 2 – дворовых людей, 2 – дворян, 1 – вольноотпущенных, 1 – почтальона.

После первого учебного года дети сдавали экзамен, и, что любопытно, впечатляющие знания продемонстрировали не только купеческие да мещанские дети, но и сын крестьянина и сын почтальона.

Блистательные ученики

Пронская школа (и здесь я говорю уже не о конкретном учебном заведении, а о школе как о педагогической традиции) была необычайно сильна. Как иначе объяснить, что в период с начала XIX по первые десятилетия XX века пронская земля подарила миру плеяду выдающихся личностей?

Еще до того, как было построено городское мужское училище, в местной церковно-приходской школе, существовавшей здесь с 1787 года, учился будущий художник-карикатурист Петр Боклевский, чьи иллюстрации к роману Николая Гоголя «Мертвые души» знают сегодня далеко за пределами нашей родины. В 1865 году учеником первого класса пронского уездного училища, а вскоре и одним из лучших его воспитанников стал Иван Мичурин, будущий всемирно известный биолог и селекционер. В начале двадцатых годов прошлого столетия это же училище, преобразованное в школу первой ступени (говоря по-современному – начальную школу), окончил будущий прославленный дирижер Клавдий Птица, впоследствии более трех десятилетий руководивший Большим хором Центрального телевидения и радиовещания. Здесь же учился и его брат Сергей Птица, ставший в дальнейшем блистательным офтальмологом, в свое время, пожалуй, лучшим специалистом Рязанской клинической больницы имени Семашко.

Стоит вспомнить и талантливого художника Андрея Молчанова, когда-то также здешнего школяра, а в 60-е годы XX века – преподавателя Рязанского художественного училища, и советского дипломата, профессора юридических наук Георгия Вельяминова... В судьбе Вельяминова, кстати, пронская школа вообще сыграла знаковую роль. Именно в ее стенах в 1925 году будущий дипломат появился на свет и здесь же провел первые годы своей жизни. Так что можно сказать, что дух знаний Георгий Михайлович в буквальном смысле впитал с молоком матери.

Уездная опера

В 1904 году свою лепту в традиции пронского учительства внес и Павел Павлович фон Дервиз – сын строителя российских железных дорог, действительного статского советника Павла Григорьевича фон Дервиза. Перенявший от батюшки тягу к поддержанию благих начинаний, в Пронске, по соседству с мужским училищем, он открыл женскую гимназию. А в ее стенах вскоре основал самодеятельный оперный театр.

Павел Павлович лично приглашал в свое заведение девушек, от природы одаренных прекрасными голосами, и неудивительно, что на премьеры «Кармен» и «Евгения Онегина» гости приезжали даже из губернской столицы. К слову, некоторые из подопечных фон Дервиза впоследствии продолжили учебу в Петербургской консерватории...

Пронские учебные заведения, бывшие когда-то подлинными очагами культуры, пережили революцию и Великую Отечественную войну. Труднее оказалось пережить равнодушие чиновников.

Времена новые, суровые...

В 1989 году в Пронске построили новую школу – типовое здание, каких по всей стране тысячи. И кому-то из местного начальства взбрело в голову, что старинному гимназическому корпусу пришла пора идти под снос... Одно из красивейших строений Пронска, которому то ли из-за чьей-то лени, а может, и по умыслу так и не присвоили статус памятника истории и культуры, не сумели разрушить тяжелыми бульдозерами. Гимназию взрывали тротилом.

Четверть века прошла с тех пор, а на этом месте так и остался пустырь. Будто по злой иронии, всё, что сохранилось от старого здания, – это проржавевшая вывеска советских времен, криво висящая на дереве неподалеку от проселочной дороги. Снос старой школы будто породил цепную реакцию, и опустели жилые дома, стоявшие поблизости. Остовы некоторых из них мрачно чернеют на фоне заснеженного пейзажа и по сей день. Исторический центр уездного города стал его окраиной.

А в бывшем здании пронского мужского училища обосновался местный краеведческий музей. И во многом стараниями его сотрудников уникальное архитектурное строение, которому в будущем году стукнет 180 лет, пока еще живо... Зарабатывает музей немного. 50 рублей за входной билет для взрослого посетителя, 20 рублей – для ребенка. За год в среднем здесь бывает не больше 3 тысяч гостей, и большая их часть – это школьники, которых приводят и привозят из окрестных учебных заведений на бесплатные лекции. При этом на ремонт позволено тратить только то, что заработано. Вот и попробуйте при таких доходах сделать нужную калькуляцию...

Потому музейные работницы время от времени сами осторожно откалывают штукатурку, пораженную грибком. Сами штукатурят стены заново. На чужую помощь не надеются. К слову, пару лет назад местные власти смилостивились над музейщиками – на ремонт крыши выделили средства. Но подрядчик схалтурил. Теперь в одном из музейных залов провисла часть потолка.

Но как бы старательно (в прежние годы – варварством, а нынче – своим бездействием) здешнее чиновничество ни душило пронскую культуру, последний очажок еще горит... И пусть в местное музейное здание чаще заезжают из любопытства или по случайности, никто не остается разочарованным. Детворе нравятся лекции настоятеля Спасо-Преображенского монастыря отца Луки (Степанова), в прошлом актера по профессии и необычайно талантливого рассказчика. А взрослые, прогуливаясь по тихим музейным залам, узнают, что сельская глубинка таит в себе немало удивительных историй.

Виртуальная экскурсия по Пронскому краеведческому музею в разделе фото.

Автор: Александр Абрамов
Вернуться к списку

Архив номеров


    
Задать вопрос редакции