Задать вопрос
Сайт разработан:
Стартап студия Pushkin

Ништяк для индейца

26 Апреля 2016

Небезызвестная песня Фёдора Чистякова из фильма Григория Константинопольского «Восемь с половиной долларов» моментально стала всероссийским хитом. «Настоящему индейцу завсегда везде ништяк!» – распевали все от школьников до пенсионеров…

Такая популярность постмодернистского стёба стала полной неожиданностью для авторов фильма. Хотя на самом деле удивляться было нечему. Просто текст песни лёг на благодатную почву. Любовь к индейцам у нашего народонаселения была заложена на генном уровне ещё со времён Советского Союза...

– Я помню, как в конце 60-х мы с отцом в воскресенье побывали сразу на трёх киносеансах, – вспоминает рязанский музыкант Андрей Столяров. – В кинотеатре «Дружба» с утра посмотрели фильм «Чингачгук – Большой Змей», потом в «Родине» – «Сыновья Большой Медведицы» и на закуску в «Молодёжном» – «След Сокола». Мне было девять лет, а папе – тридцать два. Но счастливы мы были одинаково. Правда, после такого индейского марафона мне с неделю снился Гойко Митич, снимающий скальп с бледнолицых собак…

С подачи ЦК КПСС

Уверен: рассказывать моим ровесникам, кто такой Гойко Митич, нет необходимости. Объясняю специально для поколения «next». Этот югославский киноактёр был главным индейцем не только в СССР, но и во всём соцлагере. Невозмутимый вождь краснокожих одинаково сводил с ума старшеклассниц и молодых учительниц. А мы с пацанами спорили о том, кто круче: Чингачгук или Виннету...

Интересно, что идея создания индейской киносерии родилась в отделе пропаганды ЦК КПСС после небывалого успеха «Великолепной семёрки». В легендарном вестерне индейцы тоже присутствовали, правда, в качестве отрицательных персонажей. Вот наши идеологи и поставили задачу перед кинематографистами: создать наш, социалистический вестерн, и показать справедливую борьбу индейского народа против бессовестных колонизаторов. Но у советских кинематографистов с ковбоями и индейцами как-то не заладилось... И с начала 60-х индейскую тему монополизировали на киностудии ДЕФА (ГДР).

Грустный опыт Следопыта

Впрочем, бронзовый профиль Гойко Митича был лишь продолжением нашего повального увлечения миром прерий. Собрания сочинений Фенимора Купера и Майна Рида считались украшением любой домашней библиотеки.

– У нас дома был знаменитый шеститомник Майна Рида 1958 года издания, – мечтательно улыбается учитель географии одной из рязанских школ Николай Любимов. – Все пацаны мне завидовали. А после того, как на экраны вышел советский фильм «Всадник без головы» с Олегом Видовым в главной роли, в нашу квартиру началось настоящее паломничество... Сначала родители записывали моих друзей, взявших почитать книгу, но потом махнули рукой. В конце концов, третий том всё-таки бесследно исчез из квартиры.

Фенимор Купер… «Зверобой», «Последний из могикан», «Следопыт»... Из этих романов мы с удивлением узнавали, что индейцы далеко не всегда могли служить образцом благородства. А пионерами изначально называли отнюдь не школьников с красными галстуками на груди, а разведчиков времён войны североамериканских штатов за независимость.

Любимый герой писателя – «бледнолицый» из племени делаваров Натти Бампо вместе с нами проживал целую жизнь… От молодого восторженного паренька до пожилого человека, обременённого печальными размышлениями о людской природе. Конечно, в двенадцать лет эти размышления не слишком отягощали наши головы, полные индейской романтики. Но что-то всё-таки оседало в душе, и кто знает, не будь Купера, стал бы так близок и понятен нам тот же Хемингуэй?

Лучше, чем хиппи

В конце 70-х индейцами и всем, что связано с этой субкультурой, увлеклись вполне взрослые люди. Студенты престижных вузов летом уезжали на таёжные реки и озёра, где старались воссоздать быт североамериканских аборигенов. Сегодня это называется реконструкцией и, в общем-то, мало кого удивляет. Примерить на себя шкуру викинга или кольчугу славянского витязя, а то и вовсе вслед за героями Толкина податься в эльфы или гномы – дело вкуса. Но в советское время индейские общины на Байкале или Енисее вызывали серьёзную обеспокоенность партийных идеологов. Конечно, индейцы лучше, чем хиппи. Но всё же чем-то они очень похожи... Такие же волосатые, и все эти браслетики, серёжки, пёрышки наводили на размышления…

– Своя индейская община была и у нас в Рязани, – рассказывает бывший рязанский «вождь краснокожих» Сергей Волков. – Сегодня мало кто помнит, но именно с «индейцев» начиналась популярность мещёрских озер среди молодёжи. Мы вырывались из города на время летних каникул и жили на Чёрненьком по своим законам. Насколько они соответствовали настоящим индейским обычаям – вопрос спорный. Но ведь нас увлекала не этнография, а возможность осуществить своё понимание справедливого общества. До настоящего поселения, как на Байкале, дело не дошло. Но несколько лет подряд по пять-шесть вигвамов на Чёрненьком мы ставили. Изучали язык жестов, вырезали луки, пытались метать томагавки... Для полноты картины не хватало только мустангов и бизонов. Наше племя называло себя делаварами в память о любимых романах Купера. Меня выбрали вождём, чем я несказанно гордился.

Сергей Волков вспоминает, что вскоре жизнью рязанских индейцев заинтересовались в обкоме ВЛКСМ. Видимо, в соответствующих органах решили не рубить на корню молодёжную инициативу, а повернуть её в нужное идеологическое русло.

– Мне предложили вести кружок об истории борьбы индейцев с американскими колонизаторами, – смеётся бывший вождь Белое Перо. – Я для вида согласился, но на самом деле заниматься этой чепухой мне было совершенно неинтересно. А тут и я, и мои соплеменники окончательно повзрослели, обзавелись семьями… В общем, не до индейцев стало.

Нужно сказать, что игра в индейцев оказалась на удивление живуча. В интернете сегодня есть целые сообщества поклонников Гойко Митича. Современные реконструкторы изучают детали одежды индейских племён, учатся владеть их оружием, делают украшения из бисера. Правда Фенимором Купером и Майном Ридом нынешние мальчишки зачитываются едва ли…

Но, как сказано в Вечной Книге, всё возвращается на круги своя. Уверен, мы ещё посидим у вигвама и выкурим трубку мира на закате солнца. Хау – я всё сказал!

КСТАТИ: У любимого героя Фенимора Купера Натаниэля Бампо было множество прозвищ, присвоенных ему друзьями-индейцами.
Правдивый Язык – за неспособность врать.
Голубь – за быстроту.
Вислоухий – за умение находить дичь.
Зверобой – как отличному охотнику.
Соколиный Глаз – за меткость и скорострельность.
Кожаный Чулок – за необычную обувь, сшитую собственными руками.