Задать вопрос
Разработка сайта:
Стартап студия Pushkin

Снести нельзя отдать: что делать с красивейшими домами Рязани

19 Июня 2020 15:41

Шедевры деревянного зодчества либо развалятся, либо станут жертвой махинаций, либо всё-таки приютят арендаторов   

18 июня на заседании градостроительного комитета Рязанской городской думы один из депутатов признался, что жители дома 40 по улице Салтыкова-Щедрина, официально зарегистрированного как памятник культуры, попросили лишить их строение этого статуса. Совершенно понятно, для чего – чтобы последовало включение здания в программу расселения и жильцам «засветили» новые квартиры.

Шедевры зодчества.jpg

Но это же невозможно! Улица Салтыкова-Щедрина – одна из немногих, где сохранились целые ряды старинных домов с нестандартной архитектурой и красивейшей деревянной резьбой. Про её туристический потенциал официально сказано во всех планах развития региона. Её судьбой озабочены не только местные градозащитники, но и далёкий московский блогер Илья Варламов. А тут – лишение статуса и под снос…

– Таких прецедентов в нашем регионе не было. Если объект полностью не утрачен, исключить его из перечня памятников невозможно, – считает руководитель областной инспекции по охране объектов культурного наследия Денис Зайцев.

«А жить в столетнем, покосившемся доме с прохудившейся крышей возможно?» – спрашивают обитатели подобных строений.

И их тоже можно понять. Чтобы поддерживать старое здание в хорошем состоянии, нужны постоянные вложения. А народ у нас в основном бедный. Людей, которые специально приобретают памятники архитектуры, чтобы в них жить, как это сделал бывший проректор РГУ Константин Дагаргулия – единицы. Впрочем, сейчас и он об этом, наверное, жалеет: прямо рядом с его садом выстроили здоровенное офисно-апартаментное здание, закрывшее солнце и изменившее внешний вид улицы.  

Дом на Николо-Дворянской.jpg

Но что делать, если на ремонт денег нет, а сносить статус не позволяет? Напрашивается несколько рецептов.

Рецепт первый – найти эффективного собственника. Заставить прежних хозяев продать дом-памятник, а от нового потребовать ремонта и содержания. В РФ для этого и приватизационный закон был принят соответствующий. Но какая выгода кому-то совершать подобную покупку? Разве что для какой-нибудь махинации, как это случилось с домом 7 по улице Садовой, где в 1878-1879 годах обитал Константин Циолковский. Когда его перепродавали, то новый хозяин обязался сохранить внешний вид фасада. Это требование было понято буквально: сам деревянный дом был снесён (и на его месте выстроен каменный особняк с башней), но вот фасадная стенка с бутафорскими «окнами» смотрит на улицу до сих пор, вызывая недоумение у гостей Рязани.

Один фасад.jpg

– Есть вариант: создать автономное бюджетное учреждение с лицензией на реставрацию старинных объектов, – говорит председатель общества охраны памятников Андрей Петруцкий. – В нем работали бы архитекторы, проектировщики, реставраторы.

Увы, это хоть и меньшая, но всё равно трата бюджетных денег.

Рецепт второй – отдать дом тому, кто из чувства благодарности займётся его содержанием. Поселить в здание общественную или коммерческую организацию, какое-нибудь учреждение, малое предприятие – и брать с него потом много лет символическую аренду в размере 1 рубля в месяц или год, лишь бы только арендаторы за свой счёт ремонтировали стены, крыльцо и крышу.

На похожих условиях сейчас в Рязани отдают неформальным организациям «Есенин-центр» в доме 4 по улице Петрова. Но чтобы подступать так и дальше, власти должны за свой счёт расселять прежних обитателей старых домов. Наверное, потребуется немало Захаров Прилепиных и Иванов Охлобыстиных, чтобы своим всероссийским авторитетом подвигнуть чиновников проделать это ещё с несколькими культурными памятниками.

Есенин-центр_.jpg

– Но ни один коммерсант не откликнулся, когда Елена Сорокина на заседании дискуссионного клуба «Коловрат» предложила им в аренду старые деревянные дома за 1 рубль в год при условии ремонта, – напоминают в администрации Рязани.

Рецепт третий – оставить всё, как есть. Сказать: «Подождите, сейчас не до каких-то старых домов». Шедевры деревянного зодчества погибнут сами, когда ими перестанут заниматься нынешние хозяева – либо сгниют, либо сгорят. И у чиновников проблем не будет, и рязанских гидов-экскурсоводов пропадёт часть работы, и новое поколение горожан вырастет нигилистами, не видящими в жизни ничего ценнее денег – с детства готовыми всё разрушить и сжечь.